Оборона Борисова 1941

Оборона Борисова 1941

1941 год. Первые дни войны. Стремительно наступающий противник вдруг споткнулся о рубеж обороны, проходивший по реке Березине, в районе города Борисов

Дата:

30 июня 1941 — 10 июля 1941

Место:

Борисов, Белоруссия

Итог:

Задержка продвижения вермахта на восток

Противники

Третий рейх

Третий рейх

Флаг СССР

СССР

Противники

Г. Гудериан
И. Лемельзен
В. Неринг

И. З. Сусайков
В. А. Юшкевич
Я. Г. Крейзер

Силы сторон

18-я танковая дивизия

1-я Московская дивизия

СОДЕРЖАНИЕ

Оборона Борисова — боевые действия 1-й Московской дивизии РККА вдоль шоссе Минск—Москва с 30 июня по 10 июля 1941. Является примером успешной подвижной обороны в первый период Великой Отечественной войны. Успешные действия дивизии позволили задержать продвижение ударных частей вермахта на Москву и дали возможность развернуть оборону второго стратегического эшелона РККА в верхнем течении Днепра.

Предшествующие события

К концу июня 1941 основные силы Западного фронта попали в окружение под Белостоком и Минском. От сил фронта осталось лишь 16 дивизий, из которых только восемь сохранили от 30 % до 50 % боевого состава. Остальные представляли собой разрозненные отряды в несколько сот человек без автотранспорта и тяжелого вооружения.

Таким образом, перед ударными частями вермахта открылся путь на Смоленск вдоль шоссе Минск — Москва. Ближайшей водной преградой на этом направлении была река Березина, с мостовым переходом у Борисова. Переход немцев через Березину поставил бы под угрозу планы развертывания сил второго стратегического эшелона РККА на рубеже Орша — Могилёв.

Борисов и предмостное укрепление обороняла сводная часть, составленная из отступающих подразделений войск Западного фронта и курсантов Борисовского танкотехнического училища (начальник училища и комендант Ново-Борисова — корпусной комиссар И. З. Сусайков, начальник штаба — полковник А. И. Лизюков).

Для сдерживания противника командующий Западным фронтом ещё 30 июня генерал армии Д. Г. Павлов (вероятно, одним из своих последних распоряжений) приказал перебросить в район Борисова элитную 1-ю Московскую мотострелковую дивизию под командованием полковника Я. Г. Крейзера. Дивизия, сформированная в 1927, в январе 1940 была переформирована в моторизованную (в мае 1940 переименована в мотострелковую, но фактически осталась моторизованной) в составе двух мотострелковых, одного танкового и одного артиллерийского полков, а также разведывательного и инженерного батальонов, зенитного и противотанкового артдивизионов и батальона связи.

По воспоминаниям командира дивизии, дивизия была укомплектована по военным штатам и имела 225 новейших быстроходных легких танков БТ-7М; имелось также несколько средних танков Т-34 и тяжёлых КВ).

Дивизия заняла позиции на 50 км фронте по восточному берегу Березины, её подчинили штабу 44-го стрелкового корпуса комдива В. А. Юшкевича.

Действия сторон

30 июня передовые части 18-й танковой дивизии вермахта (командир генерал-майор В. Неринг) вышли на окраину г. Ново-Борисов. Бетонный мост через Березину был подготовлен к взрыву, но советское командование медлило, поскольку через мост постоянно шли отступающие части Красной Армии. 1 июля немецкие танкисты с ходу захватили мост.

Атака на Борисовский плацдарм

2 июля 1-я Московская дивизия нанесла контрудар вдоль шоссе на Борисов.

Командующий немецкой 2-й танковой группой генерал-полковник Г. Гудериан писал в своих мемуарах:

…18-я танковая дивизия получила достаточно полное представление о силе русских, ибо они впервые применили свои танки Т-34, против которых наши пушки в то время были слишком слабы…

Однако выбить противника с Борисовского плацдарма не удалось, в том числе, из-за действий немецкой авиации. На следующий день советская дивизия перешла к обороне, отступая под давлением противника.

Подвижная оборона

4 июля 1-я мотострелковая дивизия провела контратаку под Лошницей. Командир советской дивизии Я. Г. Крейзер вспоминал после войны:

…Обстановка оставалась напряженной: танки и мотопехота 47-го танкового корпуса противника, расширяя плацдарм, продвинулись вдоль шоссе, стремясь развить успех в направлении Лошница. В этих условиях было принято решение силами 12-го танкового и 6-го мотострелкового полков контратаковать во фланг прорвавшуюся в направлении Лошница группировку противника. В ходе контратаки разгорелся крупный танковый бой, с обеих сторон в нём участвовало свыше 300 танков. В результате контратаки удалось задержать наступление врага до исхода 4 июля. Части дивизии выиграли время для занятия обороны на реке Нача…

Главнокомандующий германскими Сухопутными войсками генерал-фельдмаршал В. фон Браухич выразил беспокойство большими потерями 18-й танковой дивизии в лесном бою (запись в военном дневнике начальника германского Генерального штаба Ф. Гальдера от 5 июля).

Такая тактика стала основой действий дивизии на весь период сражения: в первой половине дня, действуя на фронте шириной до 20 километров и заняв удобные рубежи, силы дивизии, используя все наличные огневые средства, сдерживали продвижение танков противника, вынуждая его разворачиваться в боевые порядки и замедлять продвижение вперед. К вечеру, под прикрытием темноты основные силы дивизии, используя автотранспорт, отходили на 10-12 км до нового удобного рубежа обороны. Такая тактика позволила избежать непоправимых потерь, неизбежных на постоянных рубежах обороны при господстве вражеской авиации в воздухе. Кроме того, стремительные и неожиданные манёвры вводили противника в заблуждение, не давая ему обойти порядки дивизии, что было излюбленной тактикой немецких танковых командиров в начальный период войны.

5 июля 1-я мотострелковая дивизия под натиском немецкой 18-й танковой дивизии оставила рубеж по р. Нача, отошла на р. Бобр и к исходу дня оставила Крупки.

Но уже 6 июля советская дивизия, получив подкрепление (115-й танковый полк из состава 57-й танковой дивизии, более сотни легких танков, в основном, Т-26, а также 30 средних танков Т-34 и 10 тяжелых KB), вновь атаковала противника, поддержав наступление советской 20-й армии на Лепельском направлении.

7-8 июля она вступила в бой за Толочин. Крейзер вспоминал:

8 июля началась атака дивизии, занявшей охватывающее положение этого пункта своим боевым порядком… Наш удар был неожиданным для противника. В результате короткого ожесточенного боя противник был выбит из Толочина (в этом бою было взято в плен 800 солдат и офицеров, захвачено 350 автомашин и знамя 47-го берлинского танкового корпуса). Дивизия в течение суток удерживала город. А затем, подтянув свежие силы, враг обрушил на оборонявшиеся части дивизии мощные удары авиации и артиллерии. В течение 8 и 9 июля шла борьба за Толочин, который дважды переходил из рук в руки. К 20 часам 9 июля 1-я мотострелковая дивизия вынуждена была отойти на следующий рубеж обороны — Коханово. Следует отметить, что она отошла сюда, имея значительные потери в личном составе и технике. И если до этого дивизия могла вести оборонительные бои на достаточно широком фронте, достигавшем 35 км, то теперь её боевые возможности сводились к тому, чтобы организовать оборону имеющимися силами и средствами только на главном направлении, вдоль шоссе Минск—Москва. Однако и противник, действовавший против дивизии, ввиду отсутствия в этом районе других пригодных для манёвра дорог, не имел возможности совершить глубокий обход или охват её флангов…

Итоги сражения

Тактический успех

Таким образом, находясь на значительном удалении от своих войск, 1-я московская дивизия не только избежала окружения, что было обычной судьбой советских соединений в этот период войны, но и выполнила поставленную задачу, задержав противника. Продвижение от Борисова до Орши заняло у немцев более недели, при этом наступавшая 18-я тд потеряла половину своих танков.

В упорных боях 1-я московская дивизия также понесла значительные потери и 10 июля была выведена в резерв 20-й армии в район Орши.

Высокая оценка

Действия дивизии получили высокую оценку верховного командования: 11 июля командиру дивизии полковнику Я. Г. Крейзеру «за успешное руководство воинскими соединениями и проявленные при этом личное мужество и героизм» было присвоено звание Героя Советского Союза, 7 августа он получил воинское звание генерал-майор, а 25 августа назначен командующим 3-й армией Брянского фронта, которая участвовала в Смоленском сражении и обороне Москвы.

Полковник А. И. Лизюков за оборону Борисова был представлен к ордену Красного Знамени (однако представление было пересмотрено, и он был удостоен звания Героя Советского Союза).

Судьба 1-й московской

  • 12 — 14.07.1941 — ведет бои с противником в районе Орши, к 14.07.1941 оказывается полностью в окружении
  • 14 — 25.07.1941 — ведет бои в тылу противника, достигая остатками дивизии к исходу 25.07.1941 части 61-го ск в районе Могилёва
  • 25 — 30.07.1941 — прикрывает отход 61-го ск, продолжает попытки выйти из окружения, к 30.07.1941 практически вся погибает в районе Могилёва

Стратегические последствия

Умелые действия бойцов и командиров 1-й московской дивизии позволили задержать продвижение ударных частей вермахта на московском направлении и дали возможность развернуть оборону второго стратегическго эшелона РККА на Днепре. Несмотря на отступление, противнику был нанесен высокий урон. Командующий 18-й танковой дивизии вермахта генерал-майор В. Неринг в своем приказе по результатам боёв писал:

Потери снаряжением, оружием и машинами необычайно велики… Это положение нетерпимо, иначе мы напобеждаемся до собственной погибели.

Просмотров: 9524

Создан: 2010-12-26

Источник: Википедия

В закладки: Добавить

Оцените статью:
Зарегистрируйтесь или авторизируйтесь, чтобы добавлять комментарии, оценивать уроки и сохранять их в личном кабинете

Copyright © 2009-2018
Белов Игорь Викторович

Статей
676
Зарегестрировалось
4740
Комментариев
0